Поиск:
20:34, 30 сентября 2020, среда
Версия для слабовидящих
Администрация Железнодорожного района

Первый бой, чуть не ставший последним в его военной биографии, он помнит крепче первой любви

Администрация Железнодорожного района в год памяти и славы, в честь 75-летия победы в Великой Отечественной войне, продолжает информационный проект "Великая Победа: одна на всех...", публикуя на сайте воспоминания ветеранов войны и тружеников тыла.

ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО
Андрею Адаховскому было всего 19 лет, когда началась война. В то время он заканчивал учебу в сельскохозяйственном техникуме, который находился в селе Верховка Винницкой области, и усиленно готовился к последнему экзамену по механизации сельского хозяйства, который был назначен на 24 июня 1941 года. Позанимавшись с утра в парке, студент пришел в техникум. Перед учебным заведением столпились люди, хрипло заработал сельский репродуктор. Началась война.
Через несколько дней пришла повестка. Допризывников в местном военкомате набралось около двух с половиной тысяч. Колонной они направились в Ворошиловград, который сейчас называется Луганском. Должны были пройти 1200 километров и только ночью, потому что авиация бомбила все живое. Так ребята прошли больше половины пути, позже, когда угроза налета авиации немцев уменьшилась, разрешили сесть в товарняки.
В военкомате Ворошиловграда что делать с такой «оравой» не знали, путаницы в первые месяцы войны хватало. Сказали устраиваться на работу. Так вчерашний студент стал агрономом при местной машинно-тракторной станции и получил «под персональную ответственность» шесть колхозов. Но поработать удалось только три недели, вновь пришла повестка в армию, в то время Родине больше нужны были защитники, а не агрономы. Так юноша оказался в Тюменском военно-пехотном училище, где получил уже среднее образование и проучился до 15 мая 1942 года. Закончил обучение с отличием, поэтому был дополнительно направлен на курсы по танково-истребительному делу. И в сентябре 1942 года двадцатилетний командир роты противотанковых орудий Адаховский прибыл в 642-ой стрелковый полк, на Северо-Западный фронт.
Первый бой, чуть не ставший последним в его военной биографии, он помнит крепче первой любви. Тогда, во время форсирования реки Ловать, немецкий снаряд взорвался, не долетев до цели метров десять. От плота только щепки полетели. Тяжело контуженному, мгновенно ослепшему и оглохшему Адаховскому, к тому же плавающему, по его меткому выражению, «как топор», чудом удалось намертво вцепиться в случайно оказавшееся рядом бревно и доплыть до берега. Все остальные, находившиеся с ним на плоту бойцы, погибли. Тогда он получил первую контузию, от которой пришлось восстанавливаться около месяца, заново учиться двигать руками и ногами.
Второй раз Адаховский ощутил ледяное дыхание смерти, когда немецкий снаряд прямым попаданием угодил в его блиндаж, где ротный находился с тремя заместителями. Выжил только он…
Третий раз испугом отделаться не удалось. Это случилось во время Спас-Деменской операции в 1943 году, которая вошла в историю Великой Отечественной войны как Деменская груша. Наши лыжники пытались окружить немецкую армию. Длина фронта составляла около 100 км, ширина - примерно 50, а перешеек – всего 7 км, на этом перешейке Адаховский и воевал. Задача - прорвать линию немецкой обороны. Через неделю страшных боев в роте противотанковых ружей под командованием Адаховского из 160 человек осталось всего 12 живых бойцов.
В 5 часов утра 25 февраля немцы перешли в отчаянное контрнаступление, на участке обороны роты Адаховского наступал батальон фашистов. Командира стрелковой роты, присланной на усиление, убил снайпер, Адаховский взял командование подразделением на себя. Начало боя складывалось удачно – из противотанковых ружей удалось подбить семь танков противника. Но позже удача изменила Адаховскому - один из моментов боя в него попала разрывная пуля, разворотила тазовую кость. Шел бой: стрельба со всех сторон, грохот орудий, пыль столбом, кругом смерть и кровь. Бойцы решили, что командир убит, и при отходе на запасные позиции оставили тело – подбирать мертвых было некогда.
Придя в себя, Адаховский услышал за блиндажом немецкую речь. Чтобы не оказаться в руках врага, он неимоверными усилиями смог приподняться и, опираясь на карабин (левая нога совсем не действовала), поковылял в сторону своих. Звать на помощь боялся – немцы были всего в 20-30 метрах, старался даже не стонать от жуткой боли. До наших окопов оставалось метров сто, когда раненый Адаховский наткнулся на группу фашистов-подрывников. Реакция не подвела, и он успел бросить последнюю гранату, уничтожив всех. Сил не оставалось, только крики из наших окопов: «Адаховский, еще немножко!» позволили проползти последние метры. Как оказался среди своих, он не помнит. Очнулся только, когда на волокушах тащили по кочкам в медсанбат.
Ранение было ужасным, год пролежал в госпитале в Чусовом. Шесть раз без наркоза долбили тазовую кость. Перетерпеть адскую боль помогли детские тренировки «на выносливость». Пацаны клали на пенек руку, ставили гвоздь на ладонь и пробивали насквозь камнем. Условие - чтобы ни единого звука. Потом прикладывали к ране лист подорожника, вот и все «лечение».
Да и фронтовая закалка многое значила: за две военных зимы Адаховскому ни разу не пришлось ночевать в помещении, всегда только на снегу.
Рана не закрывалась, и про фронт пришлось окончательно забыть. На врачебной комиссии героя было решено отправить в отпуск, поднабраться сил. Вот только ехать было некуда, Одесская область находилась в оккупации. Но удача никогда не отворачивалась от Адаховского. Он подошёл к висящей на стене карте, ткнул в неё пальцем и сказал: «Выписывайте проездные документы в Пермскую область, Черновской район». Члены врачебной комиссии только головами покачали от удивления.
Черновской район находился где-то в 70 километрах от станции. Адаховский хотел работать по специальности и поселился в Доме колхозника. Вместе с соседями – молодыми ребятами с Западной Украины, быстро проели семидневный паёк продуктов, выданный в госпитале. А тут оказалось, что в школу в соседнем селе Тойкино нужен военрук.
Учителей в школе не хватало. Как самому образованному, Адаховскому поручили преподавать ещё математику и физику. Приходилось работать в две смены. Кроме того, вместе с ребятами новый учитель организовал театральный кружок и творческий коллектив ездил по соседним колхозам с концертами. В селе не было радио, Адаховский выслушивал по телефону от знакомых из Перми, что делается на фронте, а вечером проводил в колхозе «политинформацию».
В сентябре рана, наконец, закрылась. Адаховский снова запросился в действующую часть. Но опытного фронтовика отправили на станцию Юг в 40 километрах от Перми. На этой станции были лагеря, где готовили солдат для отправки на фронт. И Адаховского назначили командиром маршевой роты. За время службы он успел подготовить три выпуска: одна рота отправилась воевать на территорию Эстонии, другая – в Румынию и последняя – на Дальний Восток.
День Победы застал офицера на станции, которая состоит из двух одинаковых букв – Яя. Все выскочили из эшелона, верх полетели пилотки, радость была невероятная!
После Победы Андрея Петровича направили в Свердловск на курсы усовершенствования командиров советской армии. Там он проучился до мая 1946 года. Молодой красивый парень времени, как говорится, зря не терял и в перерывах между учебой познакомился с будущей женой, которая работала учительницей. В 1946 году сыграли свадьбу. Когда офицер окончил курсы, ему предложили стать начальником первой части Орджоникидзевского военкомата города Свердловска. Предложение Адаховскому не понравилось, он хотел на строевую должность, поэтому подал рапорт об увольнении.
В 1946 году семья Адаховских вернулась в Одесскую область, но там тогда была страшная засуха. Температура доходила до +60 градусов, и ничего не уродилось. Разразился сильный голод, и семье пришлось вернуться обратно в Свердловск. А в декабре 1946 года у фронтовика вновь открылась рана. Четырнадцать лет она кровоточила. Даже знаменитый хирург Аркадий Тимофеевич Лидский ничего не смог сделать. Врачи успокаивали - если бы пуля попала на несколько сантиметров правее, он бы остался вообще без ног и советовали искать работу в теплом помещении и не связанную с ходьбой. Андрей Петрович поступил на завод по обработке цветных металлов помощником лаборанта.
В 1948 году завод делал контакты из 25-типроцентной платины. Этот сплав не берёт даже царская водка (смесь азотной кислоты и соляной). Чтобы его растворить, нужно было 2-3 месяца держать маленький кусочек в этом растворе. Адаховский вспомнил, что растения могут растворять все металлы за счёт электролиза, и попросил на заводе пробу. Через двадцать минут сплав растворился, и новичка сразу перевели в лаборанты, а чуть позже назначили начальником лаборатории.
Адаховский ко всему относится серьезно. Воевал геройски, работал добросовестно. Чтобы руководить серьезной лабораторией «не для галочки», окончил три института: Уральский политехнический, Автоматизации и механизации производственных процессов, ну и куда ж без Университета марксизма-ленинизма.
На ОЦМ он проработал 45 лет. Кстати, тут и с раной «договорился». В начале 1960-х появились пенициллин и стрептомицин. Адаховский попросил знакомого врача (другие наотрез отказывались) сделать три укола, и рана закрылась. Она открывалась еще в 1985, 1991, 2010, но ветеран заключил с ней, по его словам, договор о ненападении и уже знал, что делать. Андрей Петрович живет с ней почти 75 лет. Фронтовые раны не хотят отпускать ветерана.
Когда Адаховский только поступил на завод, директор, прослышав о его агрономском прошлом, поручил сделать сад. Было предложено два участка: свалка около Ивановского кладбища и болото около кинотеатра «Буревестник». Адаховский внимательно осмотрел оба и выбрал свалку. Месяц ее расчищали, разбивали на участки. Саженцы выписали с Алтая. Осенью счастливые обладатели трёх соток (столько тогда разрешалось брать) не могли нарадоваться. Морковь вышла по полтора-два килограмма каждая. А всё потому, что ещё с екатерининских времён туда привозили навоз, толщина перегноя была около метра. Также рядом был городской водовод и много солнца.
В 1955-м году Андрей Петрович участвовал в сельскохозяйственной выставке в Доме колхозника и принёс туда редьку. «Да ты глаза не заливай, такой редьки не бывает», – не поверили члены жюри. Овощ весил 16 килограммов и 300 граммов. Этот рекорд мог запросто оказаться в Книге Гиннеса, если бы, конечно, в Советском Союзе тогда про неё знали…
А еще ветеран изобрел календарь «Вечность», по которому можно вычислить по заданной дате день недели любого века. Календарь представляет собой пластину с передвигающейся алгоритмической шкалой. Изобретение запатентовано, подобного в мире больше не существует!
Андрей Петрович активно участвовал в жизни Совета ветеранов Железнодорожного района, в самодеятельности, сочинял стихи, писал песни. Потому что жил Андрей Петрович по изобретенному им самим принципу «ДОТАСУЧЭНЮС». Где «Д» - доброта, «О» - ответственность, «Т» - трудолюбие, «АСУ» - аналитический склад ума, «Ч» - честность, «Э» - энергичность, «Н» - находчивость, «Ю» - юмор, «С» - справедливость.
Скончался 9 ноября 2017 года, но память о нем всегда будет жить в наших сердцах.

Справка:
АДАХОВСКИЙ Андрей Петрович
Родился 27 июня 1922 года в селе Писаревка Кодымского района Одесской области в семье крестьянина.
Окончил сельскохозяйственный техникум (1941); Тюменское пехотное училище (1942); Уральские курсы усовершенствования офицеров Советской Армии (1946); Уральский политехнический институт (1956), инженер-металлург.
Участник Великой Отечественной войны. Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями.
В 1946-1990 гг. – трудился на Екатеринбургском заводе по обработке цветных металлов: лаборант, инженер-исследователь, начальник экспериментально-технологической лаборатории, с 1965 г. – главный технолог.
Принимал участие в перепрофилировании бывшего аффинажного завода на выпуск изделий из благородных металлов и сплавов. Автор электролитического метода растворения труднорастворимых сплавов при проведении химического анализа; экспресс-метода анализа сплавов по термоэлектродвижущей силе, что позволило в несколько раз повысить точность анализа, ускорить его проведение. Внес существенный вклад в совершенствование методов исследования физико-химических свойств благородных металлов и сплавов. Разработал ряд сплавов для авиационной, космической, атомной, приборостроительной и других отраслей промышленности.
Автор более 100 рационализаторских предложений. Имеет 12 авторских свидетельств на изобретения: «Способ термической обработки сплавов на палладиевой основе», «Сплав на основе золота» и др.
Ветеран труда золото-платиновой промышленности.
Скончался 9 ноября 2017 года.

Первый бой

Главные новости города

© 2002 - 2020 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2020 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика