Поиск:
14:21, 1 декабря 2020, вторник
Версия для слабовидящих
Администрация Железнодорожного района

"Большой сабантуй" у железной горы

В.М. ШИБЕЕВ
участник Великой Отечественной войны, награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
«БОЛЬШОЙ САБАНТУЙ» У ЖЕЛЕЗНОЙ ГОРЫ
- Возвращаясь в своей памяти к суровым боям, вспоминая друзей по оружию, я как будто снова и снова прохожу с ними по фронтовым дорогам войны. Как и всем, кто участвовал в боях, мне навсегда запомнилось первое боевое «крещение» на Карельском фронте. Ранним утром 21 июня 1944 г. сотни наших самолетов, более полутора тысяч орудий и артиллерийских установок обрушили свой смертоносный удар на врага в районе города Лодейное Поле – это началась артподготовка. Согласно приказу командования в первом эшелоне реку Свирь форсировали 1-й и 3-й (наш) батальоны 296-го гвардейского стрелкового полка и другие подразделения 98-й гвардейской стрелковой дивизии.
Стояло хмурое июньское утро, солнце еще не рассеяло туман, а бойцы первого эшелона, в том числе нашего 3-го батальона, уже вышли на исходное положение, где были сосредоточены переправочные средства – деревянные лодки, которые мы сами конопатили, заливали гудроном и в ночь с 20 на 21 июня выносили на себе по траншеям на левый берег реки Свирь и укрывали их в развалинах и траншеях. Во время артподготовки наши однополчане начали переправу, толкая перед собой лодки с чучелами, имитирующими воинов. Как только они начали движение, противник открыл по ним ружейно-пулеметный огонь, затем начали обстрел уцелевшие артиллерийские и минометные батареи. Наша артиллерия в это время засекла огневые точки противника и метким огнем подавляла одну точку за другой. Вслед за героями начали форсировать Свирь первые эшелоны. Враг не сразу заметил, что началось массовое форсирование, так как был загнан огнем нашей артиллерии в укрытия, и ответил огнем, когда мы на лодках были на середине реки. Справа и слева от плывущих воздух резали разрывные пули. Вода закипала, вздымаясь мощными фонтанами от разрывов мин и снарядов. Лодки бросало из стороны в сторону, заливало водой, мы котелками и касками выбрасывали воду за борт лодки, нас сносило быстрым течением вниз по реке. Многих друзей мы потеряли в эти минуты, одни гибли от разрывов снарядов и вражеских пуль у обреза воды в начале переправы, другие шли ко дну реки от полученных ран, третьи – от искусно установленных мин-«сюрпризов».
Так мы, юноши-десантники, в свои восемнадцать лет получили первое боевое «крещение», да еще при форсировании водной преграды, когда враг держал под прицелом каждый метр, весь участок нашей обороны. Последующие бои были также тяжелыми, но мы уже стали обстрелянными, знали, откуда можно ждать опасность.
Под прикрытием авиации и артиллерии бойцам нашей роты удалось быстро форсировать реку Свирь, преодолеть колючую проволоку, спираль «Бруно» и заминированные участки обороны противника, ворваться в траншеи и блиндажи финнов, выбить их из насиженных мест. Началось преследование отходящего противника. Наша рота наступала в первом эшелоне слева от дороги. Дороги и все лесные тропинки были заминированы. Мины были повсюду: под землей и на деревьях, нажимного и натяжного действия. Были случаи, когда извлекая из земли противопехотную мину, саперы обнаруживали под ней противотанковую мину, а также фугас.
Перед нами была поставлена задача: преследовать отступающего противника, не дать ему закрепиться на заранее подготовленных рубежах. Финны никак не хотели покидать насиженные участки обороны и сопротивлялись, как могли. Воевали финны малыми подразделениями, хорошо использовали рельеф местности, устраивали на деревьях площадки для «кукушек», минировали узкие места, устраивали массированные лесные завалы.
В ночь с 22 на 23 июня 1944 г. наш 3-й батальон 296-го гвардейского стрелкового полка был направлен в тыл врага. Через топи и болота нам удалось пройти незамеченными и перерезать дорогу Олонец-Ильинский, отвлечь от себя силы противника и расшатать оборону финнов. Тем не менее, главным силам дивизии, наступающим с фронта, не удалось прорвать сильно укрепленную полосу обороны перед Олонцом, и наша рейдовая группа оказалась глубоко в тылу финнов.
Находясь в финском окружении, батальон занял круговую оборону и находился в болотах до 26 июня 1944 г. Все это время мы вели непрерывные бои. Наша разведгруппа нашла слабое звено в обороне противника, и на шестые сутки, по почти непроходимым болотам, побросав бронированные щиты и жилеты, мы, соединившись с передовыми частями 98-й гвардейской стрелковой дивизии, овладели городом Олонцом.
Благодаря дружбе и спаянности бойцов и командиров нашего полка поставленная задача была выполнена. Перед тем, как идти в тыл врага, нам выдали сухой паек на трое суток, который солдаты съели за один день. В оставшееся время приходилось довольствоваться тем, что нам сбрасывали с самолета ПО-2. Дело еще в том, что не все то, что нам сбрасывалось, попадало по назначению. Нам приходилось, рискуя жизнью, извлекать с нейтральной полосы сухари и другие продукты. Финны были начеку, снайперы не давали свободно забирать сброшенные для нас продукты. В нашей рейдовой группе было две лошади, во время перестрелки они были убиты, командование приказало разделать убитых лошадей и раздать конину бойцам по кусочку в 300-500 граммов. Чтобы сварить полученное мясо, нам пришлось отрывать на возвышенных местах глубокие щели, делать перекрытия и на жарком огне, без дыма, чтобы не демаскировать себя, варить в солдатских котелках без соли мелко нарезанную конину. Так как в отделениях и взводах солдат было много, и шел всего пятый день боя, котелки на кострах долго не задерживались: чуть закипело – отлетай, следующий, и нам приходилось есть полусырое мясо, что тогда считалось деликатесом. Когда 26 июня освободили Олонец, перед выходом на Видлицу мы основательно подкрепились из походных кухонь, которые нас ждали уже пять дней.
Финны, прикрываясь заградительными группами, отошли. Наш 296-й гвардейский стрелковый полк и части 98-й гвардейской стрелковой дивизии преследовали отступающих, ведя тяжелые бои на промежуточных рубежах и уничтожая группы автоматчиков-«кукушек». Преодолевая завалы и заграждения из минных полей, мин-сюрпризов, наш полк продвигался к Видлице, и в районе Тулокса мы встретились с моряками в бескозырках и черных бушлатах – это была морская пехота, которая высадилась с кораблей и барж Ладожской флотилии. Вместе с моряками мы вели тяжелые бои, продвигаясь по лесным зарослям и болотам, по бездорожью, без средств усиления. Тем не менее, наш полк вышел в указанный пункт и завязал бой с финнами у Железной горы. При совершении обходных маневров и подходе к Железной горе нам пришлось столкнуться с огневой точкой, ведущей по нам огонь. Когда мы обошли и взяли финна в плен, он оказался прикованным цепями к пулемету МГА. Пленный финн просил нас, чтобы мы его застрелили, так как он в мирное время заключил контракт, по которому не должен был сдаваться в плен. Здесь, под Железной горой, пожалуй, впервые мы увидели большое количество убитых финнов; были потери и с нашей стороны, особенно, когда мы заняли позицию по берегу реки Видлица напротив взорванного финнами моста.
Из Больших гор, расположенных на стратегическом направлении, финны нас обстреливали из артиллерии и минометов, готовясь к очередной попытке выбить нас с занятых позиций. Однако все их попытки вернуть Железные горы разбивались о стойкость бойцов-десантников нашей роты и соседей.
В то время, когда велись боевые действия, нам была дана команда подготовиться к форсированию реки Видлица на подручных средствах и вброд. 30 июня 1944 г. весь день прошел в подготовке, к вечеру были получены боеприпасы и сухой паек. В 6.00 часов утра 1 июля 1944 г. наша рота в первом эшелоне форсировала реку Видлицу и, преследуя финнов, вошла в Большие горы. 15 июля бои шли уже на границе линии Маннергейма, где мы потеряли многих товарищей.
Чтобы выявить огневые средства противника на участке обороны 296-го гвардейского стрелкового полка, нашу роту направили в разведку боем. Как только мы вошли в завал из хаотически поваленных деревьев, противник обрушил на нас шквал огня из всех видов оружия. В то время, когда мы продвигались вперед, противник вел огонь из разных направлений, в том числе из бронепоезда, подошедшего к линии обороны линии Маннергейма. Этот обстрел солдаты называли «большой сабантуй». Дорого для нашей роты обошлась эта разведка боем, многих товарищей оставили мы на этом клочке земли. В бой вошло 98 человек, а вышло 18. Несколько часов подряд нам, оставшимся в живых, пришлось выносить убитых и раненых. В этот день я лично вынес 12 раненых, оказал им медицинскую помощь и отправил в тыл. За эту операцию я был награжден орденом Красной Звезды.
Наш 296-й гвардейский стрелковый полк внес достойный вклад в форсирование реки Свирь и в прорыв сильно укрепленной обороны финнов, пройдя с боями 236 километров, форсировал шесть водных преград, овладел многими населенными пунктами, хуторами и городом Олонец. Самым ярким событием за время боев в Карелии, когда наши части вели тяжелые и жестокие бои с финнами, был приказ Верховного Главнокомандующего генералу армии К.А. Мерецкову, в котором говорилось:
«Войска Карельского фронта при поддержке флангов судами Ладожской военной флотилии, перейдя в наступление севернее и восточнее Лодейного Поля форсировали реку Свирь на всем фронте от Онежского озера до Ладожского, прорвали сильно укрепленную оборону противника и подвинулись вперед в течение трех дней наступательных боев от 20 до 30 километров, заняв более 200 населенных пунктов. В боях при форсировании реки Свирь и прорыве обороны противника отличились войска генерал-лейтенанта Крутикова, ...генерал-лейтенанта Миронова, ...полковника Виндушева. В ознаменование одержанной победы наиболее отличившиеся в боях соединения и части представить к присвоению наименования «Свирских» и к награждению орденами. Сегодня, 24 июня в 20 часов 30 минут столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Карельского фронта, форсировавшим реку Свирь и прорвавшим оборону противника, 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым вами войскам, участвовавшим при форсировании реки Свирь и прорыве обороны противника. Вечная память и слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Смерть немецко-фашистским захватчикам!».
Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза
И. Сталин.
24 июня 1944 года

Нелегко досталась нам победа в Карелии, только в Олонецком районе было разрушено и сожжено 16 населенных пунктов, 1200 домов и сельскохозяйственных построек, разрушены промышленные предприятия, взорвано 242 моста, уничтожена телефонная связь, разорены колхозы, угнаны за рубеж лошади и крупный рогатый скот. Трудно перечислить все несчастья и беды, которые принес враг на нашу землю.

Главные новости города

© 2002 - 2020 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2020 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика