Поиск:
23:51, 12 августа 2020, среда
Версия для слабовидящих
Администрация Железнодорожного района

По рецептам военного времени

«СВЕРДЛОВСК – ЭТО СТАЛИНГРАД НАШЕГО ТЫЛА»
Евгений Евтушенко

Подвиг советских тыловых хирургов и санитарок, доноров и ученых, нянечек и инструкторов по физкультуре, медсестер и студентов мединститутов отчего-то кажется тихим и не очень заметным во Второй мировой войне, перемоловшей мир и искромсавшей судьбы миллионов. Но именно они безостановочным конвейером четыре военных года принимали-лечили-возвращали на фронт десятки, сотни тысяч солдат и офицеров. Принимали-лечили-возвращали-принимали-лечили возвращали. Не остановившись ни на день, ни на минуту все долгие 1418 дней и ночей.
Врачи, работавшие в эвакогоспиталях, вернули в строй 72,3 процентов раненых и 90 процентов больных воинов: почти в два раза больше, чем сумели сделать немецкие врачи…

ГЛАВНЫЙ САНПРОПУСКНИК СТРАНЫ
С лета 1941 года - железнодорожный вокзал Свердловска стал гигантским санпропускником, круглосуточным транспортером по приему и сортировке раненых с фронта, эвакуированных с территорий занятых немцами, позже - жителей блокадного Ленинграда. Но раненых принимал не только сегодняшний вокзал, но и специально сооруженное ответвление - железнодорожная ветка в районе улицы Комсомольской-Малышева, где рядом с корпусами студенческих общежитий УПИ располагались деревянные крытые платформы. Именовался тот вокзал почему-то Финским. Главные «грузчики» - студенты, к ним присоединялась институтская профессура, жители окрестных домов. Все поезда приходили чаще всего ночью или под утро: разгрузив эшелон, люди шли на работу, учебу… Вечером все повторялось снова.
В Свердловске создается управление эвакогоспиталей. Его возглавил Иосиф Либерман - руководитель медсанчасти Уралмаша и НИИ гигиены труда и профзаболеваний. После войны он вернется на должность директора того же института, защитит докторскую диссертацию. Осенью 1941 и зимой 1942 года Свердловск принял около 50 тысяч раненых, каждого из которых нужно было осмотреть, вымыть и распределить, согласно ранению, в нужный госпиталь.
Одновременно с танковыми и фармацевтическими заводами, оборонными и научными институтами, секретными лабораториями и бесценными художественными коллекциями, в Свердловске обустраивались люди. Им - именитым и безвестным, штатским и военным, старикам и подросткам, ученым и неграмотным - предстояло произвести миллиарды упаковок таблеток и порошков, сдать десятки тонн крови, перестирать миллионы километров бинтов, сделать сотни тысяч операций, изобретая более эффективные методы лечения и реабилитации, вернуть в строй не одну армию бойцов, сохранить физическое и душевное здоровье тыла.
Потребовалось хоть и короткое, но - время, чтобы выстроить стройную, логически четкую схему эвакуации раненых от поля боя до тыловой операционной. Начальник Главвоенсанупра Евгений Смирнов и главный хирург Красной Армии Николай Бурденко разработали и внедрили военно-полевую доктрину – систему этапного лечения и эвакуационных мероприятий, которые способствовали возвращению в строй большинства раненых и больных. Средний Урал стал поистине опорным краем державы: здесь не только ковалось оружие победы, а и возвращали в жизнь победителей. «Свердловск - это Сталинград нашего тыла», сказал, побывав здесь, Евгений Евтушенко. И к этим словам добавить действительно нечего…

ГОРОД-ГОСПИТАЛЬ
Начиная с 1930 года, все школы в Свердловске строились по проектам, предполагавшим их быстрое переустройство под эвакогоспиталь. Перед войной с Финляндией 1939-1940 гг. в каждом намеченном по плану здании провели подготовительные работы по созданию санпропускников, накапливали запасы медикаментов, инвентаря, лекарств, работали курсы сандружин. На базе областной клинической больницы работал крупнейший эвакогоспиталь в СССР, где отрабатывался опыт лечения огнестрельных ран, обморожений, который методически и практически «поддержал» военно-полевую доктрину. Этот опыт в виде сборника научных трудов стал настольной книгой многих советских хирургов.
Первых раненых Свердловск принял уже 12 июля 1941 года. Через несколько дней заработали эвакогоспитали в Ревде и Первоуральске, Серове и Ирбите, Каменске-Уральском и Нижнем Тагиле, Карпинске и Кушве, других городах области.
Свердловск передал под госпитали 36 зданий: 17 школ, 5 крупных контор, 7 корпусов институтов и техникумов, два дома отдыха, гостиницу. Самый большой госпиталь № 414 (на 1600 коек) разместился в Доме промышленности. В Кагановичском районе крупные эвакогоспитали размещались на ул. Гражданская, 7 (госпиталь № 3861) и ул. Свердлова, 11 (госпиталь № 3864).   Центральный институт авиационной медицины, переехавший в Свердловск, имел операционные койки для раненых. Равно как и Институт восстановительной хирургии, Институт профзаболеваний, психиатрическая клиническая больница, большинство городских больниц. Раненых принимал горно-металлургический техникум, консерватория (правда, ненадолго, потом туда снова вернулась музыка), Дом контор, ВУХИН, Уральский университет. Суммарный коечный фонд госпиталей Свердловска составлял около 16,5 тысяч единиц.
Всего в Свердловской области был развернут 161 госпиталь: 49 - в Свердловске, 112 - в других городах и поселках. Здесь могли одновременно лечиться более 60 тысяч человек. На Урал, согласно принятой этапности лечения, попадали самые тяжелые раненые, требующие длительного специализированного лечения и восстановления.

ПРОФЕССОРСКИЙ СОВЕТ
Знаменитый хирург Дмитрий Мальгин вспоминал, что подавляющее большинство врачей в эвакогоспиталях приступили к освоению хирургической работы непосредственно у постели больного. Если в 1941 году производились преимущественно удаление инородных тел, секвестротомии и некротомии, то в 1942 году уже делались пластические операции по Филатову, ортротомии, ампутации, операции на сосудах, на периферических нервах, иссечение рубцов, вторичный шов и другие. Молодые врачи часто стояли у операционных столов с учебниками.
Чтобы помочь молодым врачам быстрее получить новые знания и умения, в Свердловске при эвакогоспиталях создается Совет из ведущих практикующих врачей и ученых, в который вошли Аркадий Лидский, Лев Ратнер, Борис Кушелевский, Виктор Чаклин, Давид Шеффер, Василий Каратыгин, Федор Богданов. Научные светила, выдающиеся врачи-практики, преподаватели Медицинского института, они безустанно ездили по всей области, обучая вчерашних терапевтов, педиатров, хирургов, основам лечения огнестрельных ран, переломов, давали азы современной гипсовой технологии, консультировали, делали показательные операции. Много таких операций сделал главный хирург Уральского военного округа А.Т. Лидский. В больших и маленьких больницах, ставших госпиталями, он скрупулезно обходил всех раненых, давал практические указания у постели больного, читал лекции по лечению военной травмы. В эвакогоспитале Свердловска Лидский проводит первую на Урале операцию на сердце, удалив осколок из сердца раненого бойца.

СПАСИТЕЛЬНАЯ ХИМИЯ
Одна из острейших проблем тыловых госпиталей – дефицит лекарств, перевязочного и расходного материалов, оборудования. Основные мощности советской фармацевтической промышленности были расположены в европейской части СССР. К концу 1941 года на оккупированных территориях оказалось более 40 предприятий химико-фармацевтической промышленности, большая часть которых была уничтожена. Армия осталась без эфира для наркоза, стрептоцида, глюкозы, морфина, новокаина, риванола, йода, аспирина, перевязочных средств. В Сибирь и на Урал вывезены фармацевтические заводы Ленинграда, Киева, Харькова, Курска, Москвы. Эвакуация фактически потребовала создания новых предприятий в глубоком тылу. Так в Ирбите появился химфармзавод, выпускавший акрихин, белый и красный стрептоцид, наркозный эфир. Осенью 1941 г. по всей области спешно организуются галено-фасовочные лаборатории для снабжения районных аптек и аптечных пунктов. При крупных аптеках создаются производства наливных ампул.
Свердловский бактериологический институт – известный в стране создатель и производитель ценнейших препаратов, налаживает производство 37 наименований! Наиболее важные для тыловых и фронтовых госпиталей – сыпнотифозная вакцина, противостолбнячная сыворотка, анатоксин, аэробные фаги. За три года он выпустил продукции в два раза больше, чем за предшествующие 22 года своего существования! Сотни и тысячи литров сыворотки, с помощью которой предупреждалось развитие смертельного столбняка у раненых, были изготовлены в Свердловске и отправлены на фронт. Миллионы жизней спасены уральской противостолбнячной сывороткой.
Свердловский фармзавод выпускал йод, настойки валерианы. Не останавливая этот конвейер, в конце 1941 запускает цех стрептоцида и монтирует линию по производству жидкого мыла, которым мылись всю войну. Безостановочно растут мощности выпускаемого сульфидина – одного из главных спасителей раненых в Великую Отечественную войну. Многие тысячи раненых и больных обязаны жизнью сульфамидам, которые производились на единственном предприятии в СССР - Свердловском фармзаводе. Вредное производство сокращало жизнь ампульщиц, таблетчитц, которые, как и все, работали круглосуточно, бесперебойно снабжая тыл и фронт спасительной химией.

ПО РЕЦЕПТАМ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
Война, как говорил ещё родоначальник военно-полевой хирургии Н.И. Пирогов - это травматическая эпидемия. Свердловский протезный завод бесперебойно обеспечивал протезами ортопедические госпитали Свердловска, Нижнего Тагила, Ирбита, возвращая возможность движениям сотням тысяч солдат.
Один из душивших фронт и тыл дефицитов военных лет – гипс. К 1943 году все его довоенные запасы были практически истрачены, поскольку расходовались в огромных количествах. Известный факт: в ходе битвы под Москвой фронтовые и армейские медицинские службы одного только Западного фронта израсходовали более 12 миллионов метров марли, а медицинской службы Западного и Калининского фронтов — 172 тонны гипса. По всей стране велись разработки в поисках гипсовых месторождений. Исследования гипсовых месторождений Ачитского района подтвердили пригодность местного сырья для медицинских целей. Был найден метод регенерации бывших в употреблении гипсовых бинтов для повторного применения.

КРОВЬЮ ЕДИНОЙ
Этикетки Свердловской городской станции переливания крови были хорошо известны во всех войсковых соединениях на воде, в воздухе и на суше. Фронту требовались тысячи литров крови, ее компоненты. Вначале на передовую самолетами отправлялась консервированная кровь, в декабре 1941 года стали поставлять замороженную плазму, потом - сыворотку. Станция работала круглосуточно. Не прекращая приема доноров, меняла технологию производства, молниеносно ориентируясь на нужды фронта. Запустили четыре сушильные установки, созданные по спецзаказу на Уралмаше, которые работали по 16-18 часов в сутки, ежедневно производя 150 ампул сухой плазмы. Станция переливания крови Свердловска была в то время единственной станцией, выпускавшей сухую плазму в таких количествах.
В 1943 году по сравнению с довоенным план заготовки крови перевыполнили более чем в 70 раз. В городе работало семь донорских пунктов, по области - 28 кабинетов переливания крови. На самой станции забор крови очень часто одновременно проходил на двадцати-двадцати двух столах. Все понимали, насколько важна кровь для раненых, и каждый хотел оказать посильную помощь фронту. Поэтому количество доноров возросло с 800 человек в 1940 г. до 28 000 в 1944 г. Девчонки и мальчишки военного времени приписывали себе годы, не только для того, чтобы убежать на фронт, но и чтобы стать донором. Врачи закрывали на это глаза. Сейчас уже можно об этом говорить – бывало, брали кровь и у несовершеннолетних. Не могли сказать им «Нет».

ПОБЕДА
Поток раненых начал чуть ослабевать только зимой 1945. К этому времени часть госпиталей уже были эвакуированы в центральную часть страны, освобожденную, придвинулись ближе к линии фронта. Но работа в тылу не прекращалась. По-прежнему сюда отправляли тяжелых бойцов, требовавших серьезных операций, длительной реабилитации и восстановления.
В 1943 году появился первый Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями уральских медиков. «За самоотверженную работу в эвакогоспиталях по лечению бойцов и командиров Красной Армии, раненых в боях с немецкими захватчиками, успешное проведение противоэпидемиологических мероприятий, хорошую организацию медицинского обслуживания населения и подготовку медицинских кадров начальники госпиталей, врачи медсестры, нянечки были награждены высокими государственными наградами. Их подвиг уникален, и, сколько бы лет не прошло, будет всегда достоин уважения и восхищения.

При подготовке статьи были использованы материалы из книги Наталии Подкорытовой «Неизвестная Победа».

 

По рецептам военного времени

Главные новости города

© 2002 - 2020 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2020 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика