Поиск:
15:50, 20 июня 2021, воскресенье
Версия для слабовидящих
Администрация Железнодорожного района

Танковая молодость моя

Козаева Саяра Хисматуловна (Козаева Серафима Михайловна) – ветеран Уральского добровольческого танкового корпуса, участник Великой Отечественной войны, сержант медицинской службы.
Родилась 5 августа 1923 года в деревне Ольховка Свердловской области в многодетной семье (5 детей).
30 декабря 1930 года – семью раскулачили (было 2 лошади и 1 корова). Отправили в ссылку в Тобольск. Разрешили взять с собой 2 мешочка сухарей, 1 мешочек соли и 1 бутылку подсолнечного масла. Шли пешком. Вышли из Свердловска 30 декабря 1930 года, пришли в Тобольск 19 мая 1931 года. Топили снег, макали в него сухари и ели. Большинство людей умерло в дороге. Не выдержал испытания и младший брат Симы, которого, как и всех умерших, зарыли в снег на обочине дороги. Времени и сил копать в замерзшей до сердцевины земле сил ни у кого не было.
Пришли в Тобольск, семье дали для обзаведения хозяйством лошадь и корову. И стоило из-за одной лошади огород городить? Построили своими руками дом, стали работать, развивать хозяйство. Ежегодно выплачивали проценты за пользование коровой и лошадью, пока не выплатили полностью. Такая вот добровольно-принудительный потребительский кредит…
В 1937 году, во время «ежовщины» расстреляли отца. Было ему в то время 40 лет. Знал 4 языка, работал, не покладая рук. Старшего брата выслали в Игарку на 15 лет. Так и жили.
В мае 1941 года мама решила возвращаться в Свердловск, на малую родину. Продали дом, живность, поехали. Нашли подходящий домик, а тут война…
Пришли в банк за деньгами, заплатить то продавцам надо, а им говорят – после войны приходите. Нет денег – нет жилья. Нет жилья – нет прописки. Нет прописки – нет работы. Нет работы – нет еды. Вот такие обычные круги ада. Каким-то чудом маме удалось найти работу уборщицей в каком-то рабочем театре на ул. Ленина. Жить разрешили здесь же, в крохотной каморке под лестницей. Сима устроилась ученицей на фабрику «Уралобувь».
В 1941 году поступила Сима в военную школу медицинских сестер (сейчас это здание по ул. Ленина, 27 – сразу за памятником В.И. Ленину на площади 1905 года).
Кстати, в апреле 2016 года, по инициативе городского Совета ветеранов, Серафиме Михайловне было предоставлено право открыть на здании мемориальную доску, на которой выбиты слова: «Памяти санинструкторов девушек-добровольцев, обучавшихся в этом здании на курсах медсестер Российского общества Красного Креста и ушедших на фронт борьбы с немецко-фашистскими захватчиками в составе Уральского добровольческого танкового корпуса».
Практику будущие 24 медсестрички проходили на территории ЦПКиО имени В.В. Маяковского. Они учились вытаскивать с поля боя раненых, оказывать первую необходимую помощь. Пока, правда, на манекенах и не под обстрелом, но опыт, как говорится, дело наживное… О смерти, подвигах никто из них тогда не думал, мысли были самые обыкновенные: наестся досыта, на танцы сбегать, материал красивый на платье достать…
Однажды, в начале 1943 года, к будущим санинструкторам пришел статный капитан, в скрипучих сапогах, с орденами на груди: «Девчонки, кто хочет на фронт в составе Уральского добровольческого танкового корпуса? Айда за мной!». Надо ли говорить, что все девочки в этот же день написали заявления о зачислении в корпус?
Когда всех повели в баню на улице Куйбышева, помыли и подстригли, сердце защемило – скоро…
После бани выдали солдатскую форму. Конечно, на несколько размеров больше. Каптерщик расстроился: это самый маленький размер, я что, виноват, что вы как глисты в обмороке? Как раненых таскать собираетесь?
Дали 5 дней на сборы: форму подогнать, с родными попрощаться. И снова – на сборный пункт.
В ночь с 12 на 13 марта 1943 года подняли в 4 утра. Посадили в полуторки, привезли на свердловский железнодорожный вокзал. Погода была теплая для марта, снег лежал только на обочинах, но все были одеты в шапки и шинели. На рассвете погрузили в товарные вагоны, и поезд тронулся. Отправка проходила в обстановке полной секретности, даже родителям ничего не сообщили, перрон был пуст.
Выгрузились в подмосковной Кубинке, где должны были влиться в состав войск 4-й танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск Василия Михайловича Баданова. В первый же день, еще и обустроиться как следует не успели, - налет фашистской авиации. 50-60 немецких бомбардировщиков летели бомбить Москву, а тут на тебе, как на ладошке эшелоны с техникой и людьми. Сима с подружками зазевалась было, так старшина толкнул девушек что есть силы на землю и еще матюгами сверху покрыл: не будете ли вы так любезны, уважаемые барышни, прервать свой променад?
Только стихли последние разрывы, похватали санинструкторши свои медицинские сумки и разбежались по станции. А везде пожары, кровь, стоны. Подбежала Сима к первому «своему» раненому, а у того нога на одном крохотном лоскутке кожи держится. Затряслись у Симы ноги, руки, губы, слезы предательски на глазах заблестели. А раненый говорит так спокойно: «Пока ты проревёшься, я и умереть могу». Встряхнулась, Сима и дело пошло: сделала обезболивающий укол, перерезала лоскут, наложила жгут, крикнула помощников с носилками. Те бегом раненого потащили в лазарет, а Сима ногу отрезанную под мышку и за ними вприпрыжку …
Сколько потом подобных случаев было – разве упомнишь? Курская битва, освобождение Украины, бои за Киев, Львов, Каменец-Подольский, участие в освобождении Польши, Австрии, уличные бои в Берлине. Везде смерть, кровь, горе. Война ведь.
Особенно страшные бои шли во время битвы на Курской дуге с 5 июля по 23 августа 1943 года. По своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям это было одно из ключевых сражений Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. Вдумайтесь только: с обеих сторон в битве участвовало около двух миллионов человек, свыше шести тысяч танков.
После страшных боёв от корпуса осталось одна треть. И вновь Урал не подвел своих земляков – за полтора месяца вновь собрали всё необходимое: от танков до пуговиц.
Боевой путь УДТК составил свыше 5500 км, из них почти половина - с боями. И вместе со своими боевыми товарищами все эти фронтовые километры проехала, прошагала, проползла Сима Козаева. И расписалась на поверженном рейхстаге, хотя война на этом для неё не закончилась – впереди были Карпатские горы и Прага.
Там и встретила уралочка Победу. Больше всего запомнились ей в этот день цветы – их было столько, что танков под ними было почти не видно.
Скольким воинам спасла жизнь Сима, разве можно сосчитать? Нет такого калькулятора. Сама, кстати, тоже была ранена в жестоких боях на Украине. К врачам не обращалась, сама себя лечила. Сегодня Серафима Михайловна сетует: молодые были, глупые. Почему-то считали, что ранение девушке скрывать надо, вдруг со шрамами замуж не возьмут, если узнают. Из-за этой глупости справку о фронтовом ранении так и не оформила, как положено. Сделать это уже к тому времени Серафиме Саляевой удалось только через 50 лет, в 1994 году, за что до сих пор она благодарит Семена Исаковича Спектора – основателя и бывшего главного врача Свердловского областного клинического психоневрологического госпиталя для ветеранов войн.
Родина высоко оценила военные подвиги Симы Козаевой: орден Отечественной войны, две медали «За боевые заслуги», медали «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», ордена и медали иностранных государств. Но самая дорогая ей награда – скромный знак «Отличник санитарной службы». Кто воевал, тот знает ему цену.
Все знают, как и когда отправился на фронт Уральский добровольческий танковый корпус. Немногие знают, как вернулись домой фронтовики.
В сентябре вышел Указ о демобилизации мужчин старше сорока лет и женщин. Воинский эшелон с двумя тысячами уральцев отправился на Родину. Сима вспоминает, что въехав на территорию СССР, состав остановился. Вчерашние мужественные бойцы повыпрыгивали из вагонов, обнимались, плакали, целовали землю и пограничный столб. И Сима обнимала и целовала.
Ехали месяц, пропускали более «важные» составы, подолгу стояли на полустанках, а то и просто в степи. В Свердловск приехали в начале декабря, поздно вечером. Перрон снова был пуст. Это сейчас митинги, оркестры, цветы и День Победы – один из главных государственных праздников, а с 1965 года еще и выходной день, а тогда они искренне считали, что не совершили ничего необычного, просто победили фашизм.
Сима наняла носильщика, чтобы дотащил вещи до трамвая, а трамваи-то еще не ходили. Пришлось волочь сумки на собственном горбу до той же самой крохотной каморки под лестницей…
Вспоминала ли она во время войны расстрелянного отца, сосланного брата, обожествляла или ненавидела Сталина – я не знаю. Но твердо уверен: есть в судьбе каждого советского человека нечто большее, гораздо важное, чем личные обиды и счеты. Это любовь к Родине, гордость за ее историю, стремление сделать её будущее светлым и свободным. И самое заветное желание Серафимы Михайловны Саляевой – чтобы это стремление было присуще и нам, сегодняшним защитникам и строителям России.

Танковая молодость моя

Главные новости города

© 2002 - 2021 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2021 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика